ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ ВНЕШНЕЙ НЕУДАЧИ ВООРУЖЕННОЙ БОРЬБЫ БЕЛЫХ. 1. — Н. ЦУРИКОВ « ДОБРОВОЛЕЦ
"Доброволец" » № 53 » ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ ВНЕШНЕЙ НЕУДАЧИ ВООРУЖЕННОЙ БОРЬБЫ БЕЛЫХ. 1. — Н. ЦУРИКОВ



ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ ВНЕШНЕЙ НЕУДАЧИ ВООРУЖЕННОЙ БОРЬБЫ БЕЛЫХ. 1. — Н. ЦУРИКОВ


ОТ РЕДАКЦИИ. С настоящего номера мы начинаем печатать очерк покойного Н. А.Цурикова  »Основные причины внешней неудачи вооруженной борьбы белых», переданный нам сыновьями покойного — А.Н. и А.Н. Цуриковыми, за что мы им приносит искреннюю благодарность. Редакция уверена, что очерк вызовет большой интерес у наших читателей, всегда ценивших статьи покойного Николай Александровича Редактировать очерк будет Александр Николаевич Цуриков, старший сын усопшего.

ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ ВНЕШНЕЙ НЕУДАЧИ ВООРУЖЕННОЙ БОРЬБЫ БЕЛЫХ

I.

Настоящая статья /как и ряд одноименных последующих статей/ по своей теме, формально является исторической. Но это, конечно, и вообще, а в данном случае особенно, еще не значит, что она целиком по своему содержанию обращена к прошлому. Ибо наше — белых — настоящее теснейшим образом связано С нашим прошлым, а происходящие сейчас события делают эту тему еще более актуальной. /Настоящий очерк писался во время 2-ой мировой войны/.

Но прежде чем обратиться к существу вопроса, т.е. попытаться дать полный и по возможности исчерпывающий перечень определяющих причин нашей неудачи, совершенно необходимо сделать некоторые предварительные замечания и пояснения.

1. Существует обширная литература, носящая характер обвинительный в отношении Белого Движения. В подавляющем большинстве случаев она тенденциозна, поверхностна и несправедлива, а потому и мало интересна. Эта литература, что очень характерно, между прочим, гораздо обширнее, чем все, что было написано на нашу тему, более сложную. В результате поверхностной трактовки обеих тем часто наблюдается смешение двух вопросов, которые отнюдь не совпадают: 1/ вопроса о наших внутренних пороках и 2/, вопроса о причинах нашей внешней неудачи. Очень часто наши пороки, которых никто из идеологов Белого Движения никогда не отрицал, ибо белые никогда не выдавали себя ни за ангелов, ни за святых, — как раз выдвигаются и выдаются за причины нашей неудачи. Но это явная ошибка. Ибо некоторые наши несомненные грехи внешней победе нисколько не препятствовали, а некоторые наши бесспорные достоинства, отказаться от которых мы и не могли, и не должны были, несомненно нашему успеху отнюдь не содействовали. Нам в дальнейшем придется, например, коснуться подробно вопроса о множественности задач, которые ставили себе белые в период вооруженной борьбы, той множественности, которая, непосредственно вытекая из самого естества белых, внешней победе мешала. Здесь мы ограничимся цитатой из статьи, автор которой был глубоко прав, говоря:

«Мне кажется, что из всего сказанного можно сделать один и не малый вывод: белые могли бы победить, если бы сами в своих методах, в своей деятельности стали красными. Но несомненно и то, что они могли быть только белыми! За ними осталось незапятнанное прошлое, их беспредельная любовь к родине, их горький опыт белых неудач… И я хочу верить, что они добьются столь необходимых им материальных и политических возможностей, оставаясь сами собой, победят как белые.» /Генерал А. А.фон-Лампе. «Причины неудачи вооруженного выступления белых». «Русский колокол», кн. 7 стран.48/.

2. Проблема причинной зависимости какого-нибудь события или явления, от другого, породившее интересующее нас, — вообще одна из труднейших теоретических проблем. И особенно, если мы говорим о событии большом и сложном. Как и чем ограничить предел установления этих причин? В этом одна из главных трудностей. Ведь после каждого ответа о причине какого-нибудь даже самого незначительного явления, мы можем поставить новый вопрос: а какова причина этой первой причины? И так до бесконечности! Поиски исходной причины, некоего «твердого и окончательного материка»- тщетны. И выход из положения только один. Чтобы не «растекаться мыслию по древу» приходится ограничить глубину наших рассуждений только причинами первого, ближайшего ряда. Кроме того, так как каждое большое и сложное событие всегда является результатом не одной, а многих причин, то перечень их надо ограничить не только в глубину, но и в ширину. Мы должны указать не все причины, а только те, без которых, несмотря на сотню других, данного события или явления не произошло бы. Это не значит, что эти не решающие и второстепенные причины мы отрицаем, но, как будет видно из дальнейшего, даже и перечислим. Но это значит, что при отсутствии главных и определяющих данного эффекта не получилось бы. Чтобы пояснить нашу мысль о необходимости самоограничения и в ширину и в глубину, припомним известный анекдот, а может быть и исторический эпизод о беседе Фридриха Великого со своим генералом, сдавшим неприятелю крепость, человеком, судя по его беседе, склонным к обсуждению теоретических проблем. -Почему вы сдали крепость? — спросил Фридрих генерала. -У меня было 300 причин — ответил генерал. -Какая же первая? -Не было ни пороха, ни снарядов. -Довольно — прервал генерала Фридрих Великий, — об остальных 299, вы можете мне не рассказывать… » Прав ли был Фридрих Великий так сказать методологически? Конечно, можно было продолжать это интересное исследование и выслушать рассказ о всех 299 причинах. Или пойти не в ширину, а в глубину: почему же не было ни пороха, ни снарядов? Предположим, что ответ был бы: плохо действовал транспорт. А почему плохо действовал транспорт? и т.д. и т.д. Мы однако, будем в дальнейшем придерживаться метода скептического прусского короля, очевидно не чувствовавшего вкуса в рассуждениях на тему: что было бы, если бы не было того, что было, или: что было бы, если бы было то, чего не было? Впрочем, оговоримся, что одно исключение мы сделаем. А именно, нам прийдется коснуться вопроса о том, не могли ли белые иметь численное превосходство над красными? Предположение о возможности этого, как мы попытаемся показать ошибочное иногда высказывается.

3. Знакомясь со всей литературой по интересующему нас вопросу, мы легко можем убедиться, что, несмотря на большое разнообразие в деталях, все высказывания на эту тему легко укладываются в две, точнее три основных схемы. Имеются в сущности три теории или три версии, три точки зрения на причины нашей неудачи. Первая гласит, что, несмотря на всю жертвенность и героизм белых /враги и этого не добавляют, но «строгие судьи» из числа противников все-таки иногда «милостивее»/, -все Белое Движение как такое было по существу духовно нищим, идеологически пустым и политически туманным. И наша неудача целиком определилась нашей собственной и при этом внутренней идейной несостоятельностью и даже порочностью. При тех внешних данных, которые имелись в 1917-1920 г.г., включая и момент силы врагов, белые свободно могли победить, если бы не их внутреннее естество, являющееся если и не единственной, то основной и определяющей причиной их поражения. Вторая теория прямо противоположна первой. Неуспех белых является исключительно результатом внешних, вне нас лежащих причин и притом преимущественно материального порядка. Этими причинами неуспех был почти предопределен. Но мало и этого. Неуспех белых не зависел и от тех наших ошибок, которые хотя и были, но по преимуществу являлись случайными  /т.е. могли и быть и не быть/, не проистекая из существа движения. Третья версия, как мы полагаем, наиболее считается с действительностью и поэтому наиболее близка к истине. Она в сущности представляют вторую, но без ее последней оговорки и с некоторыми добавлениями. В комплексе причин, приведших белых к неудаче, основными и решающими были в большей части причины внешние, лежащие вне движения, те внешние данные, при которых протекала борьба. Но очень важную роль сыграли и ошибки белых. И притом ошибки как не зависящие от духовного естества движения, ошибки так сказать технического порядка, так и проистекающие из него. В качестве иллюстрации приведем небольшую цитату, которая сразу же вводит нас в самое существо спора на эту тему: «Я весьма хорошо, а в некоторых случаях и довольно близко, по собственному опыту, знаю недостатки разных «белых» режимов и не желаю вовсе ни затушевывать, ни оправдывать этих недостатков. Но я все-таки утверждаю, что дело было вовсе не в них. Прежде всего, им противостояли еще большие, несравненно большие недостатки красного режима… Отчего же Деникина в конечном счете постигла неудача?… А потому, что к тому моменту, когда его казачья кавалерия морально разложилась и просто уходила с фронта, не желая сражаться, советское командование сформировало и двинуло на фронт свою регулярную кавалерию… Может быть политика Деникина была плоха, но будь она самая превосходная, никакая политика в тылу не может заменить кавалерию на фронте. И никто меня не убедит в том, что казаки уходили с фронта не потому, что они были утомлены почти двух летней борьбой и насыщены добычей, а потому, что они были недовольны политикой Деникина и Особого Совещания и хотели сражаться под командой г. Быча». /Петр Струве. Историко-политические заметки, стран.7/.

Кто в настоящее время придерживается первой версии? Мы не будем касаться этого вопроса, так как это отвлекло бы нас от нашей темы и потребовало бы от нас пространного и притом полемического по содержанию экскурса. Но необходимо отметить два момента. Вели мы хорошенько продумаем первую версию, то убедимся, что она в сущности логически и идейно-политически может быть приемлемой только для красных. В самом деле. Вели мы проиграли вследствие своей идейной нищеты, то очевидно наши враги выиграли из-за своего духовного богатства и своей моральной праведности?! Логически только для красных совершенно естественно утверждать, что в нашем порочном белом естестве и нашей белой сущности, как некий зародыш, заключался неуспех. Их же успех есть прямое следствие их праведного красного естества, в котором, так сказать, как цыпленок в яйце и сидела победа. Правда, некоторые красные военные писатели иногда говорят о немалом значении для их победы стратегических и вообще чисто военных ошибок белых. Но все-таки, отдавая частично дань своей науке, признать свою победу чистой случайностью для так же невозможно, как скажем, признать революцию результатом появления пятен на солнце. Когда какой- то подсоветский ученый изложил такую теорию, то в СССР поднялся невообразимый шум, переполох и вопль негодования и это неприятно. Если все дело в солнечных пятнах, то куда же тогда девать гениального Маркса, гениальнейшего Ленина и сверхгениальнейшего отца, брата, друга и пр., и пр., и пр. человечества товарища Сталина?! Злосчастная идея чудака-ученого, забывшего о том, где он находится, забывшего приснопамятный лозунг французской революции, сторицей усвоенный и русской революцией — «Республика не нуждается в ученых»,- естественно обернулась в СССР величайшей дерзостью в отношении мертвых и живых коммунистических мумий, дерзостью и «потрясением основ». Все это, как мы говорили, должно было бы нас убедить, что первая версия логически допустима только для красных. Второй вариант на ту же тему может показаться на первый взгляд более убедительным. В нем говорится о значении одного наличия мировоззрения, безотносительно к его содержанию. Дело не в высоте идеи, а в силе веры в свою идею, в чисто прикладном, «инструментальном»практическом значении при борьбе наличия у человека или группы лиц фанатического исповедания и одержимости. При прочих равных условиях сильнее тот, кто таким мировоззрением обладает. С этой мыслью, с этим утверждением нельзя не согласиться. Но совсем не касаясь сейчас весьма законного вопроса: есть ли хоть какое-нибудь основание утверждать, что белые армии были менее идейно насыщены, чем красная, — мы поставим здесь другой вопрос. Можно ли говорить о наличии именно мировоззрения, пусть даже туманного, примитивного у красных масс, в тот первый период революции, когда эти массы еще были активными и самостоятельными, а не являлись, как потом, лишь пассивным объектом экспериментов коммунистической партии? И, если можно, то каково же было содержание этого мировозрения? Очевидно, когда говорят о «мировоззрении» этих масс, то подразумевается идеал социальной правды, стремление к социальной справедливости/как она преломлялась в представлении этих масс/? Но если речь идет именно об этом, а ничего другого как-будто не придумаешь, то не трудно показать, что это чистейшее заблуждение. Это пережиток все того же розового народничества, которым была больна вся русская интеллигенция до революции. Это все те же неудачные интеллигентские попытки облечь простонародье в какие то фантастические, выдуманные, идеальные, собственного изготовления одежды. Если бы это занятие не имело в прошлом столь трагических последствий, то можно было бы не касаться этого больного вопроса. Но необходимо до конца изжить старые заблуждения. Без этого невозможно двинуться вперед. Как горько писал один поэт, к сожалению, уже после революции:

«Был мужик, а мы — о, грации.
Был навоз, а мы — в тимпан.
Так от мелодекламации
Погибают даже нации,
Как бурьян.»

Может быть почти тридцатилетняя давность уже покрыла для нас прошлое розовой дымкой забвения? Записи сделанные непосредственно после пережитого убедительнее. В конце 1917 года один публицист писал, дополняя изречение одного поэта, что «Мир есть греза богов»:

«В русской действительности эта греза самоедского бога, нажравшегося на ночь жирной свинины и притом не свежей».

Недопустимо поклоняться фактам, но не рекомендуется их не знать и игнорировать. Только в самый первый период нашей борьбы против нас шли разъяренные, фанатические массы. И мы как раз справлялись с ними тогда очень легко. Уже в 1919 г. против нас шли уже ничем не вдохновленные, но лучше организованные, умело управляемые и хорошо вооруженные мобилизованные. И борьба стала гораздо труднее. И, наконец, самое важное. В 1917 году в России произошла не социалистическая, а социальная революция, т.е. такая революция, цель и идеал, вернее содержание которой, заключалось совсем не в отмене частной собственности, а только в ее перераспределении, не в том, чтобы создать какой-то новый, невиданный и неслыханный порядок, а в том, чтобы переложить эту «грешную» собственность из одного кармана в другой, из кармана нищего в карман неимущего, часто даже только менее имущего. И после этого все оставить по старому… И эта, хотя и менее»красивая» и «высокая», но зато гораздо более «конкретная» идея, а вернее просто страсть-похоть и владела массами и двигала их. Лозунг — «земля — Божья» был актуален только до тех пор, пока земля не была захвачена. После этого он куда то испарился. О нем очень быстро забыли! Русская революция 1917 года, соединившая Маркса с Пугачевым, худшее на западе с худшим на востоке, была духовно нищей. Ее мировой резонанс говорит лишь о силе зла в мире и ни о чем больше. Бывали случаи, когда сыпнотифозный, в припадке бреда проявлял такую силу и энергию, что с ним с трудом справлялось несколько санитаров. Но при чем же тут мировоззрение?! И есть ли основание говорить, что мировоззрение человека, у которого повышена температура, глубже и содержательнее, чем у доктора или сиделки с нормальной температурой? За месяцы ужасного безумия несчастный русский народ расплатился годами невероятного, непередаваемого страдания. Винить его за это безумие и бессмысленно, и несправедливо. Отвратительная болезнь, которая его захватила, и в других странах дала бы такие же, если и не худшие последствия. Но не следует путать таких понятий, как мировоззрение или идеология и психика, психическое состояние человека. Это отнюдь не синонимы.

О присутствии в красной армии на низших и средних командных должностях идейных коммунистов, действительно обладающих каким-то мировоззрением, о том, как велико было число такого рода людей и к чему фактически сводилась их роль, мы будем говорить в дальнейшем.

/Продолжение следует/
Н. ЦУРИКОВ

 

© ДОБРОВОЛЕЦ



Оцените статью! Нам важно ваше мнение
Глаза б мои не виделиПредвзято, тенденциозно, скучноСталина на вас нетПознавательно.Спасибо, помогли! (Вы еще не оценивали)
Loading ... Loading ...

супермаркет зеленое яблоко в махачкале вакансии на сегодня

Другие статьи "Добровольца":

Автор:

Leave a Reply

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.