ЧТО ПОКАЗАЛ XX СЪЕЗД КПСС? — H. СТАРИЦКИЙ « ДОБРОВОЛЕЦ
"Доброволец" » №38 Февраль 1956 г. » ЧТО ПОКАЗАЛ XX СЪЕЗД КПСС? — H. СТАРИЦКИЙ



ЧТО ПОКАЗАЛ XX СЪЕЗД КПСС? — H. СТАРИЦКИЙ


Во второй половине февраля внимание всего мира было привлечено к тому двухнедельному спектаклю, который под названием «XX съезд КПСС» разыгрывался на кремлевских подмостках. Этот съезд, юбилейный по счету — XX, был и 1-м после смерти Сталина. Он завершал первый трехлетний период хозяйничанья так называемого «коллективного руководства», т.е. тех сталинцев которые приняли власть от умершего в 1953 году коммунистического диктатора.

Ожидание сенсаций, которые были довольно широко распространены на Западе в связи с этим съездом, не были обмануты; по«но даже сказать они были даже превзойдены. Верные последователи Сталина, надежнейшие из надежных, отобранные диктатором за 20 лет непрерывных чисток и бывшие его ближайшими помощниками, все те, устами которых Сталин был провозглашен величайшим гением человечества, корифеем всех наук, гениальнейшим полководцем и творческим продолжателем дела Маркса и Ленина, — ныне дружно поносили Сталина.

Осуждение культа личности, введенного Сталиным, упреки в искажении теории ленинизма, резкая критика сталинской внешней политики, объявление ошибочными тезисов основного труда его о вопросах развития экономики, классификация краткого курса КПСС, приписывавшегося Сталину, как грубой фальсификации истории, т.е. осуждение всего, что устами этих же молотовых, Микоянов, Маленковых, Хрущевых и прочих превозносилось при жизни Сталина, как выражение его особого гения, ныне было осуждено с таким же рабским подхалимством, каким отличалось и преклонение перед «чудесным грузином» .

Что означает этот поворот? Какой внутренний смысл заключается в произошедших событиях?

Для ответа на этот вопрос приходится исходить из следующих констатаций:

1. Главным общим итогом съезда является то обстоятельство, что основная стратегическая цель партии — утверждение коммунизма и распространение его на весь мир — осталось без изменения.

3. Тактически съезд знаменовал собою переход от этапа «построения социализма в одной стране» к этапу построения «социалистического лагеря стран»,лагеря охватывающего почти половину всего человечества.

3. Провозглашение для этого этапа новой тактики, отличающейся во внешней политике от последних годов предыдущего сталинского периода большей гибкостью, а во внутренней политике временной тенденцией смягчения террора и преследований, с целью консолидации расширенной советской империи — СССР с его сателлитами.

Таким образом, налицо лишь очередное изменение тактики, при сохранении неизменной основной марксистской цели — коммунизации всего мира.

Это тактическое изменение, аналогичное многим изменениям тактики и в сталинский период, совершенно не требовало, однако, расправы с недавним властителем коммунистических дум — самим Сталиным. Изменения в тактической линии, при сохранении неизменности стратегической цели, являлось характерной чертой деятельности последнего, чертой справедливо дававшей ему право называться вернейшим учеником Ленина, именем которого так щедро клянутся нынешние коммунистические руководители.

Эта констатация позволяет сделать вывод, что, сохраняя по сути дела идеологическую и методологическую верность Сталину, нынешнее коллективное руководство сочло нужным надеть личину осуждения Сталина. В этом и заключается главная сущность XX съезда КПСС.

Основным для понимания сути событий является вопрос: какие же причины заставили нынешних советских руководителей надеть для внешнего мира личину осуждения Сталина?

Два основных комплекса причин могут являться в этом отношении предопределяющими: причины внешнеполитического порядка, и требования внутренней политики. Высказывания советских руководителей на съезде обнаруживают в первую очередь влияние внешнеполитических причин. Их заверения в прочности мирного сосуществования обоих лагерей с разными социальными системами, их призывы к духу Женевы, подчеркивание тезиса о невмешательстве во внутренние дела капиталистических государств, лансирование теории ревизионизма, т.е. возможности осуществления социализма в капиталистических странах без гражданской войны — парламентским путем,- явно указывают на влияние причин внешнеполитического порядка при установлении их новой тактики.

Однако, действительно ли нужно было для успеха советской внешней политики такие жесты в отношении капиталистического мира, как публичное поношение Сталина и самоэкзекуция всех виднейших представителей коллективного руководства, бывших ближайших сотрудников Сталина. Ведь, если бессмертный гоголевский Сквозник-Дмухановский только утверждал, что унтер-офицерская вдова сама себя выпорола, то на XX съезде, сталинские политические вдовы -»коллективное руководство» — публично и по настоящему сами себя выпороли перед всем светом. Каждому объективному наблюдателю на Западе более чем очевидно, что успех советской внешнеполитической линии мог быть укреплен значительно менее сенсационными средствами. Достаточно было самого незначительного жеста компромисса, чтобы Запад радостно поддержал совет скую инициативу и не напоминал о неприятных временах Сталина. Терпимость западного мира в этом отношении почти точно соответствует русской народно:

поговорке: «ему хоть плюй в глаза — говорит Божья роса». Пример нескончаемого потока официальных приглашений Хрущеву и Булганину от английских городских муниципалитетов, газет, учреждений, клубов, частных лиц всех рангов и положений, по случаю их предстоящего визита в Англию, после, неприличной ругани по адресу англичан в Индии — тому наглядное доказательство. Даже примирение СССР с Тито не сопровождалось осуждением Сталина, а лишь возложением вины на удобного козла отпущения Берия. Поэтому более логичным будет считать, что не внешнеполитические соображения были главным предопределяющим фактором событий на съезде. Причины внутренней политики предопределили в значительно большей степени произошедшее шельмование Сталина и формальный отказ от него «коллективного руководства».

За истекшие три года после смерти Сталина ряд показаний заключенных, вернувшихся на Запад из СССР, как иностранцев/немецких военнопленных/, так и старых эмигрантов, отпущенных после заключения в лагерях, и, наконец, — свидетельства новейших перебежчиков, единодушно рисовали картины значительного ослабления чувства страха в населении перед МВД, рост сопротивления в отношении власти в среде колхозного крестьянства, в лагерях заключенных и, наконец, недовольство всех слоев населения, включая и привилегированных представителей партийкой и технической интеллигенции. Эти показания свидетельствовали о наличии значительного количества молодежи среди заключенных осужденных за участие в тайных организациях политического характера, обычно прикрываемых ленинским именем./Интересно, что события на XX съезде прошли как раз в виде резкого осуждения Сталина с одновременным восхвалением имени Ленина./ Все показания согласно указывали на подъем надежд населения на новую лучшую жизнь после смерти Сталина.

Каковы были эти надежды и какова была сила психологического давления снизу на власть — свидетельствовал уже переходной маленковский период, с его торжественными декларациями о мерах улучшения материального уровня все го населения и развития продукции широкого потребления. За прошедший трехлетний срок выданные народу коммунистическими руководителями векселя на лучшую жизнь не были оплачены. Смена Булганиным Маленкова и провозглашение примата тяжелой промышленности, представляли явный отказ оплатить в ближайшем будущем эти векселя. Одновременно, не произошло к консолидации власти, представляющей после смерти Сталина еще неустойчивое состояние коллективного руководства, что лишает власть возможности решительной расправы с недовольными, как это имело место во времена Сталина. Путем нового обмана: формального отказа от ненавистного народу Сталина и оживления культа далекого и уже забытого Ленина, — рассчитывают кремлевские руководители создать себе новую отсрочку, чтобы иметь время успехами во внешней политике подавить внутренние силы сопротивления. В этом и заключается ответ на вопрос о побудительных причинах недавнего кремлевского представления, поистине юбилейного для тезиса, что «революции всегда пожирают своих собственных детей» .

Из данной опенки приходится сделать и прогноз о будущем развитии событий в партии. Нормальное упразднение той идеологической и тактической :печки,;, от которой шли всегда все коммунистические «танцы», в условиях неустойчивого равновесия коллективного руководства и при отсутствии авторитетных идейных руководителей в его среде, не может неуглубить раскол в партии, особенно на средних ступенях советской партийной иерархии. Появление разного рода оппозиций, уклонов и загибов должно быть неизбежным следствием событий XX съезда, этот раскол может быть предотвращен лишь в случае, если Хрущев укрепит свое положение как новый диктатор, со всеми сталинскими атрибутами культа личности и упразднит коллективное руководство.

По доступному человеческому предвидению возможностей, вряд ли это может быть осуществлено Хрущевым. Сталины не появляются по конвейеру один за другим, а почуявший ослабление власти народ представляет собой уже не прежний одурманенный энтузиазмом революции объект для коммунистических экспериментов, каким являлся он еще в начальное сталинское время.

H. СТАРИЦКИЙ

 

© ДОБРОВОЛЕЦ



Оцените статью! Нам важно ваше мнение
Глаза б мои не виделиПредвзято, тенденциозно, скучноСталина на вас нетПознавательно.Спасибо, помогли! (Вы еще не оценивали)
Loading ... Loading ...

Купить пиявок в москве с доставкой читать далее.

Другие статьи "Добровольца":

Автор:

Leave a Reply

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.