КРИЗИС КОММУНИЗМА И СОВЕТСКОЙ ИМПЕРИИ. — H. СТАРИЦКИЙ « ДОБРОВОЛЕЦ
"Доброволец" » №48 Декабрь 1956 г. » КРИЗИС КОММУНИЗМА И СОВЕТСКОЙ ИМПЕРИИ. — H. СТАРИЦКИЙ



КРИЗИС КОММУНИЗМА И СОВЕТСКОЙ ИМПЕРИИ. — H. СТАРИЦКИЙ


Самым значительным событием во внутренней политике стран коммунистического блока, после венгерских недавних событий, явилось выступление председателя совета министров правительства красного Китая Чжоу Энь лая, долженствовавшее содействовать ослаблению кризиса коммунистической империи и помочь попавшему в трудное положение «коллективному руководству» КПСС. Как известно, Чжоу Энь лай, посетивший Москву, Варшаву и Будапешт, выступил с официальной декларацией, которая не только оправдывает применение силы советским правительством в Венгрии, но и подчеркивает право на идеологический и политический приоритет КПСС и ее руководства для всех компартий мира.

Значение этой декларации, опубликованной в период глубокого идеологического кризиса коммунизма как доктрины и крупнейших затруднений советского правительства в его внутренней и внешней политике, — более чем симптоматично. Прежде всего данное выступление Чжоу Энь лая свидетельствует, что внутренний кризис коммунистической империи, выразившийся в событиях в Польше и Венгрии, а кроме того в новом обострении взаимоотношений с национал-коммунистической Югославией, принял такой хронический характер, что «коллективное руководство» вынуждено обратиться за помощью и посредничеством к своему младшему партнеру — китайской коммунистической партии. Данный факт показателен уже сам по себе в отношении остроты кризиса и беспомощности «коллективного руководства» самостоятельно справиться с ним.

Второе, о чем свидетельствует декларация Чжоу Энь лая, является подчеркивание позиции нынешних руководителей китайской компартии в том расколе между «сталинистами» и «титоистами», который предопределяет внутренний кризис взаимоотношений СССР с его сателлитами. Заявление китайского премьер-министра совершенно недвусмысленно выносит осуждение национал — коммунизму, весьма резко критикует титовскую теорию «разных путей к коммунизму», и подчеркивает значение выгод для мирового коммунизма и интернационального рабочего движения метода руководства из одного коммунистического центра. Этим центром Чжоу Энь лай безоговорочно признает кремлевское руководство.

Наконец, приходится отметить, что выступление премьера красного Китая явилось фактически вмешательством в кремлевские внутрипартийные разногласия которых поведал Тито в своей речи в Пола, указав на наличие в ЦК КПСС и в «коллективном руководстве» кроме твердолобых сталинцев и группы «здоровых», по его определению, антисталинских сил. Чжоу Энь лай своей декларацией поддержал от имени китайской компартии советских «твердолобых сталинистов», и тем осудил прежнюю опасную, по его мнению, для единства коммунистического движения политическую линию Хрущева.

Данное выступление Чжоу Энь лая должно было быть ушатом холодной воды для тех многочисленных «специалистов» по китайским делам в английских и американских министерствах, которые, исходя из ряда общих геополитических факторов, так сказать, сверх дальнего прицела, вот уже 10 лет ожидают с настойчивостью достойной лучшего применения превращения Мао Дзе Дуна в азиатского Тито. Казалось бы, никогда еще для китайских коммунистических руководителей не было лучшей возможности стать на путь эмансипации от Москвы, принимая во внимание тяжелый ущерб, нанесенный венгерскими событиями советскому идеологическому и политическому престижу во всем мире. Известно, что не было также недостатка в соответствующем подталкивании китайских руководителей на этот титовский путь, подталкиваний сопровождавшихся соответствующими обещаниями широкой экономической и политической поддержки Китая со стороны свободного мира, по примеру помощи оказанной Тито. Тем не менее, китайские коммунистические руководители, обладающие значительно более широкой свободой политического маневра, чем советские марионетки Восточной Германии, Чехословакии и других антититоистских сателлитов, оказали дискредитированному и находящемуся в тяжелом положении руководству КПСС неоценимую услугу демонстрацией своей солидарности и верности. Утешением для упомянутых выше специалистов по китайским делам, не отдающих себе отчета в значении идеологического момента в политике коммунистических правительств, не может также являться оправдание в неожиданности этой китайской декларации. Если вспомнить более чем прохладную реакцию китайских коммунистов на весь процесс десталинизации в СССР, то последняя декларация Чжоу Энь лая не может считаться неожиданной.

Более сложным является, однако, ответ на вопрос о действительных причинах этой поддержки и поданного строптивым сателлитам примера безоговорочного подчинения китайцев советскому руководству. Совершенно несомненно, что одна экономическая зависимость от Кремля строящегося «китайского социализма» не может еще являться достаточным тому объяснением. Политическая эмансипация Китая от Москвы могла бы ему дать, как она дала в свое время Тито, больше экономических выгод, чем сможет получить Китай в самом лучшем случае от СССР. Для того, чтобы ответить на этот вопрос, приходится предварительно установить следующие положения общего порядка:

Разногласия   между Тито и советским руководством и между «сталинистами» и»х:рущевцами» в самом кремлевском руководстве являются не идеологическими, а лишь тактическими « Распространение коммунизма на весь мир — цель как Тито, так и его коммунистических антиподов, как сталинистов. Молотова, Суслова, так и Хрущева и его консортов. Различны лишь взгляды на пути осуществления этой цели. Сталинисты считают возможным провести коммунизацию мира лишь методом централизованного руководства и обязательного для всех единого «общего пути к коммунизму». Тито и его последователи в ряде сателлитов считают необходимым иметь разные «пути к коммунизму» и вместо централизованной большой коммунистической империи, управляемой из одного центра, несколько региональных коммунистических центров, как бы: коалицию равноправных коммунистических государств.

В части коллективного руководства эта тактическая идея Тито нашла по ряду причин внутреннего порядка определенный отклик. Поездка Хрущева и Булганина в Белград в 1955 году, с признанием прав Тито на собственный путь и реабилитацией его как правоверного коммуниста — тому наглядное доказательство.

Принятие       этого нового курса частью коллективного руководства являлось следствием ряда причин: общего кризиса власти после смерти Сталина, наличия внешне политического тупика, созданного политикой Сталина, давления внутренних сил в СССР на власть после смерти Сталина, давления компартий и Тито на сталинских наследников.

Общий кризис власти заключался в том, что борьба сталинских наследников между собой исключила возможность выдвижения диктатора-единоначальника и заставила прибегнуть к образованию многоголовой директории — коллективного руководства, что противоречило самой природе централизованной тотальной власти.

Внешне-политический тупик, в который был заведен СССР агрессивной политикой Сталина, заставившего свободный мир сплотиться для решительного отпора коммунизму, требовал маскировки под либерализацию новой советской внешней и внутренней политики при приемниках Сталина.

Давление внутренних сил — разных слоев советского общества, требовавших «свое место под солнцем» и упразднения партийного произвола, также ослабляло возможности неограниченного централизма.

Давление компартий сателлитов выражалось в стремлении разжать и ослабить тяжелый гнет советской политической и экономической эксплуатации. Национал-коммунизм титовского оттенка давал им надежду возможности осуществления частичной эмансипации от Москвы с сохранением сущности коммунистического режима в их странах и привилегий, коммунистической элиты.

Все      эти предпосылки и толкнули хрущевскую группу на эксперимент попытки децентрализации мирового коммунистического движения, по методам предлагавшимся Тито. В борьбе за власть в коллективном руководстве Хрущев этим приобретал новых союзников. Однако, события в Польше и особенно в Венгрии показали кремлевским руководителям, что ослабление давления советского центра вызывает такие силы сопротивления в сателлитах и резонирует в самом СССР с такой силой, что само существование коммунизма ставится под угрозу. Это понял и сам Тито, оправдавший применение советских войск в Венгрии для спасения «социалистических завоеваний», т.к. ему совершенно очевидна неизбежность падения его собственного режима в Югославии в случае ликвидации коммунистических систем в сателлитах.

Все      эти опасности заставили сплотиться и коллективное руководство. Хрущеву, вызвавшему на XX съезде духов из ящиков Пандоры, приходится ныне бить отбой. Применением вооруженной силы в Венгрии и угрозой ее применения в Польше советские руководители еще держат свою разваливающуюся империю в руках. Однако, долгое время выдержать подобное напряжение не смогут и они.

Выступление Чжоу Энь лая имеет целью помочь советскому руководству стабилизировать положение, вернув кремлевскому центру его руководящую роль, как и в сталинское время. Причины,» которые- толкают китайское коммунистическое руководство на эту акцию, могут быть двух порядков. С одной стороны, китайским руководителям, как и Тито, должно быть совершенно очевидно, что падение коммунистического режима в СССР будет означать автоматически и гибель китайского коммунизма. Их помощь советским руководителям может означать понимание грозной опасности, в которой находится коммунистический режим в СССР от внутренних осложнений. С другой стороны не исключена возможность и другого расчёта. Поддерживая метод централизованного руководства мировым коммунистическим движением и уступая на настоящем этапе водительство СССР, как наиболее сильному социалистическому государству, китайские руководители стремятся тем самым создать прецедент для собственного будущего руководства мировым коммунистическим движением, когда 600-миллионный Китай превратится с советской помощью в мощную индустриальную державу.

Какие из причин этих доминировали в китайском расчёте — пока нам неизвестно, однако один просчёт в них имеется. Содействуя возвращению СССР на сталинские методы централизованного- руководства коммунистическим движением и коммунистической империей, китайцы не в состоянии заменить в СССР коллективное руководство единоличным диктатором. Без нового же Сталина и сталинские методы не могут иметь успеха. Силы, заставившие Хрущева пойти на десталинизацию, были в первую очередь силами внутреннего порядка. Воздействовать на них ни Чжоу Энь лай, ни его другие коммунистические коллеги — не в состоянии. Кризис коммунизма и советской империи будет продолжаться.

H. СТАРИЦКИЙ

 

© ДОБРОВОЛЕЦ



Оцените статью! Нам важно ваше мнение
Глаза б мои не виделиПредвзято, тенденциозно, скучноСталина на вас нетПознавательно.Спасибо, помогли! (Вы еще не оценивали)
Loading ... Loading ...

купить цветы в шляпных коробках цветы в коробке недорого

Другие статьи "Добровольца":

Автор:

Leave a Reply

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.