ИНСПЕКТИРУЮЩИЙ ПРИЕХАЛ. — А.КОЗИН « ДОБРОВОЛЕЦ
"Доброволец" » №32 » ИНСПЕКТИРУЮЩИЙ ПРИЕХАЛ. — А.КОЗИН



ИНСПЕКТИРУЮЩИЙ ПРИЕХАЛ. — А.КОЗИН


/воспоминание/

Это было 28 лет тому назад…

После длительного марша, Н-ский стрелковый полк расположился на ночной отдых в деревне Т. Штаб полка разместился в местной сельской школе Усталые стрелки стремительно, словно у себя дома, сняв пыльное снаряже­ние и тяжелые солдатские сапоги, расхаживались босыми, а на некоторых палисадниках можно было заметить на колышках, слегка болтающихся, наспех выстиранные желто-пятнистые с черными переливами сушившиеся портянки.

Обстоятельства были следующими. Означенный полк прибыл для участия в дивизионных маневрах и нужно было полагать, что именно завтра с утра будет получено «боевое» приказание для нанесения удара противнику — «синим». Полковой медицинский пункт я развернул при местной сельской больнице. Ровно в 2 часа ночи меня вызвали в штаб полка.

Помещение. сельской школы было обширное и уютное, все школьные пар­ты были сложены в одном из свободных классов. Уже в сборе были командиры и политруки полка.

Комполка с расстегнутым воротом гимнастерки, но при снаряжении, ку­рил «пушку», и вдумчиво рассматривал разложенную перед ним на столе кар­ту. Стоявшие возле стола начштаба и ряд комрот, что-то записывали. Сразу же после моего прихода, в штаб вошел командир разведывательного взвода и с разрешения комполка приступил к докладу о произведенной разведке.

«Итак, лениво, полурыча произнес комполка… утром с получением моего приказа, командиры 2-ой и 3-й стрелковых рот занимают опорные пункт которые я указал. Командиру разведывательного взвода С. произвести еще раз детально… о наличии моста через реку Л… ». Не успел он договорить, как дверь распахнулась, в класс и дежурный комзвода доложил, что прибыл инспектор стрелковых., частей Округа. Комполка быстро застегнул ворот гимнастерки — и подтянув ремень, намеревался итти навстречу, как вошел вы­сокий, стройный, в очках, атлетического телосложения инспектор. По знакам отличия на петлицах — это был комдив /два ромба/. Моментально «смирно!» и комполка рапортует: «товарищ инспектор стрелковых частей Округа, командно-политический состав полка собран мною для изучения обстановки… »

«Отлично, отлично! вот и я хочу прослушать задачу… »

Выслушав разбор обстановки, комдив встал, прошел взад и вперед. Его длинная фигура, да еще длиннейшая шинель почти до пят, делали его прямо великаном, причем каким-то строгим, холодным, но благородные черты лица и роговые очки делали его очень привлекательным. Видно было, что он о чем-то думает. Сделав еще два, три шага, при общей тишине, инспектор об­ратился к командиру разведывательного взвода С. и спросил его: «почему на вашей легенде не нанесен мост через реку Л., я помню, что мост там есть.»

«Смею доложить, товарищ инспектирующий, моста никакого нет», четко отчеканил комвзвода С. /Как потом выяснилось, что около года тому назад, перед началом коллективизации данного района, крестьяне разобрали этот мост, уже полуразрушенный, на дрова и пользовались другим более крепким мостом, но на большем расстоянии от этой деревни./

«Как нет?… я знаю, что мост там должен быть… сейчас же отправьте разведку и донесите мне!»

«Моста нет!» твердо без колебаний в голосе повторил комвзвода С.

«Я говорю мост есть, и идите и лично его осмотрите!» несколько уже повышенным тоном приказал инспектор

«Товарищ инспектор, прикажите заказать мне деревянную шинель!» полу­взволнованно ответил комвзвода С. /Деревянная шинель — это гроб, в военной поговорке/.

«Как?. . Ах… вот!… прекрасно! комвзвода С. — я теперь вполне убеж­ден, что моста нет, благодарю Вас за убедительное пояснение… Командир полка Б., продолжайте оперативную задачу… »

Во время разбора, инспектор что-то записывал в блокнот. По оконча­нии решения наступательного боя комполком, инспектирующий, разыскав меня взглядом, сказал: «Доктор, мне с Вами нужно иметь разговор»… подойдя ко мне, пожал руку и, обратись к командиру, предупредил, что он через 15 ми­нут вернется.

Мы вышли в сад школы. Старые, высокие сосны, приветливо кивали сво­ими верхушками. Начавшееся розовое зарево восхода слегка золотило небо и видневшуюся вдали реку Л. Кусты сверкали изумрудной зеленью, а цветы с дрожащими на их лепестках каплями росы казались убранными в драгоценные камни.

Меня лично, что-то беспокоило и какой-то непонятный внутренний страх овладевал мною. Что я такое сделал? Что за шероховатости сложились в моей санитарной службе? Все это вместе взятое, как-то сверлило в глубине го­ловных извилин моего мозга.

«Я вас, доктор, не задержу, начал инспектирующий. Прежде всего бу­дем знакомы, — я комдив Власов.» Обменялись приветствиями, я предложил свое внимание.

«Хочу Вас спросить, доктор, чем вы объясняете нервозность, даже из­лишнюю нервозность нашего комсостава? Ведь это явление не только у вас в полку, но везде… а между тем, все это же молодые люди… »

Что я мог бы ответить инспектирующему? Ответить незнанием — неле­пость. Перегруженностью комсостава учебными планами за идиотским зубре­нием по первоисточникам марксизма — ленинизма?! Да! попробуй ответить ему так!

«Товарищ инспектирующий, комсостав не был еще в отпуску, на авось ответил я.

«Но и отпуск не помогает», заметил комдив.

Делаю попытку убежать от ответа и говорю: «видите ли, многие коман­диры родились в эпоху революционных движений и все ведь они из пролета­риата. «

«Ах! оставьте доктор! Бросьте эти теории. Отлично же знаете, что получилось с теорией проф. Грибоедова!»/ Проф. Грибоедов доказывал, что дети пролетариата неспособны долго быть в состоянии энергии и быстро угасают в своем творчестве. Конечно, это было не в симпатиях коммунистической партии и проф. Грибоедов был арестован, как злостный элемент и все его труды были изъяты/»

«Прежде всего, после маневров, постарайтесь, доктор, обеспечить путевками в дома отдыха, на Кавказ, на юг, на юг! Жаль мне наш молодняк!

А теперь, пожелаю вам, доктор, благополучно провести маневры, да и самому отдохнуть!»

Произведя все надлежащие почести инспектирующему, я направился в свой медицинский пункт, тревожно думая, что-то теперь будет?

Проходили годы… Прошла зимняя советско-финская война… Снова война… да еще «вторая мировая», «отечественная»…

Порой не легко осознать логику происходивших и происходящих в нашей жизни событий, думаю не легче, нежели понять кинофильм, раскручивающийся назад.

***

В единственное окно нашего барака военнопленных глядел кусочек белого, бесцветного неба, изрезанного на квадраты колючей проволокой. Один за другим тянулись дни. Одни были серые дождливые, другие светлые, солнечные, но и те и другие скучные, бессодержательные до такой степени, что мы с трудом различали вчера и сегодня . Шинели на нас совсем уже истерлись, истрепались и из серых стали желто-бурыми. Лица у всех были словно восковые, исхудалые. Двигались мы все как-то робко, неуверенно, чего-то боялись, как бы не так встать, не так повернуться. При окрике часовых – мы все шарахались в сторону, словно пугливые овцы…

И… вдруг… говорит радио: «Генерал Власов формирует Российскую Освободительную Армию…В Германии уже Российские эскадроны, батальоны, полки, дивизии»… Пишут уже об этом в газетах….

Кто бы мог подумать, что тот, именно тот самый Андрей Андреевич Власов сделает боевой клич, воодушевит и поднимет Российский народ на борьбу с ненавистным и проклятым коммунистическим строем у нас на Родине?

Да! это был именно он — Власов!

Не свершившееся……Но……Быль!……

Доктор А.КОЗИН

 

© ДОБРОВОЛЕЦ



Оцените статью! Нам важно ваше мнение
Глаза б мои не виделиПредвзято, тенденциозно, скучноСталина на вас нетПознавательно.Спасибо, помогли! (Вы еще не оценивали)
Loading ... Loading ...

Вывоз кресла также читайте.

Другие статьи "Добровольца":

Автор:

Leave a Reply

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.