ВЕЛИКАЯ И БЕСКРОВНАЯ. — Л.НОРД « ДОБРОВОЛЕЦ
"Доброволец" » №23-24 Ноябрь-Декабрь 1954г. » ВЕЛИКАЯ И БЕСКРОВНАЯ. — Л.НОРД



ВЕЛИКАЯ И БЕСКРОВНАЯ. — Л.НОРД


Широко праздновал последнюю русскую масленицу Петроград. В кружев­ной вуали снега пролетали, гремя бубенцами, тройки и сани. Сверкающей радостью переливался снеговой серпантин от «бенгальских огней», зажженных у Народного Дома, где крутились карусели и веселился, несмотря на войну, у «американских» гор народ.

Город закутил. Доставали запрещенные напитки и пили их жадно, запивая темноватые «военные» блины и какую-то смутную, нарастающую на душе, тревогу. И не заметили в масленичном угаре, как разыгравшейся не на шут­ку метелицей прошагал призрак со страшными провалами глаз. Встретившиеся с ним спросили – «кто это?»… Просто маскарадное пугало, — решило большин­ство, Голод — сказали другие. Нет, хуже, настаивали более прозорливые,- это антихрист за душой России.»

Им не поверили. Решили, что на масленицу может приключиться любое наваждение. А буран усиливался и, прячась в разбушевавшейся стихии, бро­дил по городу жуткий призрак, злобно ощупывал глазами его красоту и, порой разражался торжествующим, нечеловеческим хохотом. Услышав его, над­рывно заголосила в дымоходах вьюга, отпевая Питер, отпевая Россию…

Через несколько дней Петроград был запружен галдящей толпой. Он кипел, как и вся Россия, выбрасывая на поверхность накипь. Неизвестно откуда взявшиеся речистые субъекты сновали повсюду, где скоплялся народ. Они вскарабкивались на пьедесталы памятников, ограды, тумбы и пролетки извозчиков. Их истерические голоса раздавались повсюду. Когда оратор входил в экстаз, брал высокую ноту, лошади пряли ушами, а извозчик под­мигивал толпе.

До большинства слушающих смысл витиеватых речей не доходил, но на­роду нравилось смотреть, как наливается кровью и брызгает слюной оратор. А еще веселее было глазеть, когда два, взобравшись на одну трибуну, ста­рались перекричать друг друга. «Старательные», одобрительно сказала ста­рушка, крепко прижавшая к груди допотопный ридикюль, чтобы его не выдер­нули в толпе жулики. «Чем они торгуют?» — обратилась она к стоящим рядом, — «я что-то не разберу»…

«Землей, тетенька»! — ответил один.

«Свободой»! — ответил другой.

«Россией они торгуют! Россией»!

раздался скорбный голос с третьей стороны. От этого голоса, вздрог­нув, шарахнулась толпа. Старушка, часто крестясь, оседала на ослабевшие ноги.

***

Стосемидесятимиллионная Русь, вынося на своих плечах все тяготы войны, хотя и кряхтела, но не роптала и уповала на Бога.

Оторванные на долгие годы от своего дома, семьи и земли, русские воины потели и мерзли в окопах, кормили вшей и вынашивали в себе нена­висть к внешнему врагу, напавшему на Россию. Чем длиннее были передышки между боями и ослабевало напряжение, тем острей ощущалось солдатами тос­ка по дому и яростней кипело в груди. Все это перло из души, чтобы вы­литься в отчаянном бою — все смести или быть сметенным, успокоенным наве­ки.

«Долой войну», — расчетливо орошенное революционерами в гущу истом­ленных войною людей, отдаляло от солдат смерть, приближало дом, родную землю, по которой истосковались, державшие винтовку руки. Реакция на эти слова была очень сильна, но не настолько, чтобы русский солдат сразу вот­кнул свой штык в землю. Нося крест на шее и Бога в душе, солдат свято чтил присягу.

В то время, когда часть придворной аристократии старательно расша­тывала устои трона, а политики из дворян надсаживаясь рождали революцию, народ втягивался в революцию трудно. Партийные агитаторы всех направле­ний приманивали его и раскачивали, разъяряли, как выманивают из берлоги медведя, выводили его из естественного покоя.

Народ, особенно крестьянство, поддавался на все посулы туго, интуитивно предчувствуя, что напорется брюхом на революционную рогатину.

Но политики уже решили за него — быть революции! Сдвинули трехсотлетний Российский трон. Провозгласили в Петрограде революцию. Добавили ей титулы «великая», «народная» и «бескровная» и что власть перейдет Уч­редительному Собранию.

***

Шли нескончаемые заседания — политики решали, что им делать с по­павшей им в руки властью, и каждая партия хотела иметь ее для себя, а в толпу бросались один за другим зажигательные лозунги, кружащие головы пуще хмеля. Народ хватал их не разбирая и отвечал одним словом – «Даешь!

Почувствовав во рту первые зубы, «бескровная» захотела крови. И первой ее жертвой пал, стоявший на посту на Забалканском проспекте, городовой Трофим Лукьянович Петров — крестьянин Пермской губернии.

Прослышали о «бескровной» в деревнях, поголосили о Царе, потом спросили: «А как с землицей будет?» — «Пока вам свобода. О земле вопрос не решен.» «Да нам земля нужна, а свободой вашей подавитесь сами», ответили Новгородские, Псковские, Вологодские, Тульские и других губерний му­жички. Коль вы политику делали, почто Царя скинули, а землю всю помещи­кам оставили, а почему не наоборот? Псу под хвост такая политика!»…

Прошли месяцы. Ждали мужички земельных реформ и крепко зарились на избыток помещичьих земель, Реформ не было. Лютел от обиды народ. На­ступила осень, замела октябрьская пурга. Она ли выла, хохотала, или тот призрак, который притаился за ней… Но донеслось сквозь нее до народа:

«Конец войне!», «Мир хижинам — война дворцам!»

«Вся земля крестьянам! «Долой помещиков!»

«Бей буржуев!», «Грабь награбленное!»

«Вся власть рабочим и крестьянам!»

«Слушай! О земле говорят… Чтобы всю нам, прислушивались мужички. Да еще и власть наша будет»… И, безразумно поверив, заревел в ответ народ — «Даешь!»… .

***

Пуще заметалась, заплакала метелица, закрывая сбоим покровом лужи русской крови на земле… Знала она — быть ей десятки лет плакальщицей над миллионами сгубленных революцией русских людей и над Россией.

Л.НОРД

 

© ДОБРОВОЛЕЦ



Оцените статью! Нам важно ваше мнение
Глаза б мои не виделиПредвзято, тенденциозно, скучноСталина на вас нетПознавательно.Спасибо, помогли! (Вы еще не оценивали)
Loading ... Loading ...

Заказ сайта на смотрите на www.teogroup.ru.

Другие статьи "Добровольца":

Автор:

Leave a Reply

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.