ДОБЛЕСТНЕЙШИЙ ВОИН. — Борис Тряпкин « ДОБРОВОЛЕЦ
"Доброволец" » №55 » ДОБЛЕСТНЕЙШИЙ ВОИН. — Борис Тряпкин



ДОБЛЕСТНЕЙШИЙ ВОИН. — Борис Тряпкин


Если бы русское государство не было бы втянуто в Первую мировую войну, перешедшую затем в гражданскую, то вряд ли мы были бы очевидцами поразительного и красочного боевого пути, пройденного генералом Антонов Васильевичем Туркулом. Талант военачальника, данный ему Божией милостью, остался бы зарытым в землю и лежал бы в ней втуне в условиях мирной жизни.

Реалист города Тирасполя Тося Туркул сам того не ведая, что носит в ранце тяжкий крест русского офицера и что недалекое будущее даст ему возможность проявить на деле данное ему Богом военное дарование.

Генерал не получил никакого военного образования кроме познаний, подчеркнутых им в учебной команде армейского пехотного полка, что он любил иногда подчеркнуть. Тем не менее с неимоверной быстротой он прошел или вернее пробежал всю длинную иерархическую лестницу, начиная от рядового из вольноопределяющихся до генерал-майора включительно, выдающегося начальника дивизии. Всего лишь шесть лет понадобилось ему, чтобы из прапорщика стать генералом в 27 лет от году.

В конце Первой мировой войны генерал Туркул штабс-капитан, командир Ударного батальона, украшенный всеми орденами, доступными обер-офицеру императорской армии, в числе которых орден св. Георгия, Георгиевское оружие и два солдатских Георгиевских креста. Армейский штабс-капитан, удостоенный за короткую службу стольких боевых наград, явление отнюдь незаурядное, которое лучше всяких слов говорит не только о личной храбрости награжденного, но и о проявленных им в боях Первой мировой войны отличных боевых способностей.

Чтобы яснее себе представить моральное состояние, а также и думы покойного генерала после пережитой революции и развала фронта, я позволю себе привести несколько его слов из книги «Дроздовцы в огне». Он говорит, что он был «потрясен национальным бедствием революции», далее, что его «жизнь и судьба неотделимы от судьбы Русской армии» и далее, что «служба истинного солдата продолжается везде и всегда. Она бессрочна…» И вот, будучи истинным солдатом России, у которого взгляды не расходятся с делом, он сразу же откликнулся на патриотический зов полковника Дроздовского, прибыл в его отряд и встал опять в строй «штыком», но на этот раз в офицерскую роту. В поход дроздовцев вышел он ротным фельдфебелем, у них же командовал ротой, батальоном, полком и, наконец, на полях Таврии — дивизией.

Какой бы войсковой частью не командовал генерал Туркул, эта часть всегда была блестящей и почти никогда не знала неудач.

Полковник Жебрак у хутора Грязнушкина посылает в бой свою лучшую роту, как он сам говорит, роту капитана Туркула для восстановления пошатнувшегося положения на фронте и оно было успешно восстановлено. Одну из удалых атак этой роты описал генерал Деникин в «Очерках Смуты», а именно атаку вброд через реку у хутора Капустина во время второго Кубанского похода.

Полковник Руммель по приказу свыше в июне 19 года, на станции Изюм, встречает полковника Туркула и его батальон почетным караулом из полной офицерской роты при оркестре за доблестный марш батальона по тылам красных, во время которого было пройдено сто верст в течение двух дней, и за взятие стратегически важного железнодорожного узла Лозовой.

В советской истории гражданской войны говорится о марше дроздовцев, задержавшем начавшееся наступление армий Уборевича и Буденного осенью 19 года у г. Димитровска. То был пятидневный марш отряда полковника Туркула силою в 1/2 батальона стрелков при 8-ми орудиях, от Димитровска на село Чортовы Ямы и обратно по тылу красных.

При отходе Добровольческой армии 1-ый Дроздовский полк, шедший в арьергарде, соединился с кавалерийской дивизией генерала Барбовича. Последний поведал полковнику Туркулу, что они все отрезаны от отступающей армии, что все попытки выйти из окружения потерпели неудачу и что одна надежда на 1-ый Дроздовский полк. Полк не обманул надежды, переправа через реку у села Ракитного, захваченная бригадой латышей, была в жестоком бою взята и кольцо красных прорвано.

Нет никакой возможности в статье перечислить все блестящие бои командира 1-го Дроздовского полка полковника Туркула, но как не упомянуть бой у села Мокрый Чалтырь под Ростовом, где был выручен 3-й Дроздовский полк и танковый отряд англичан, или десант у Хорлов или контратака на красных курсантов у г. Орехова.

Генерал Головин в какой-то своей книге утверждает, что большинство русских военачальников были «идолопоклонниками», т.е. предпочитали удары по противнику в лоб и успехи которых поэтому сопровождались большими кровавыми потерями. Генерал Туркул к этой категории не принадлежал. Он обладал в высокой степени умением маневрирования вверенных ему частей, и малых и больших, и талант его пышно расцветет на полях Таврии, когда он имел честь командовать Дроздовской дивизией. Не академия Генерального штаба научила его секрету маневра, секрету моментально оценивать сложившуюся на поле боя обстановку и направлять удар в слабые места фронта противника. Этот неоценимый дар воина придет к нему свыше от Господа Бога. В результате успех за успехом и притом «малой кровью».

Достаточно вспомнить операции покойного генерала у Никитовки во главе батальона, во главе полка у ст. Комаричи, где было взято четыре брон. поезда красных, или знаменитые «петли» в треугольнике Комаричи-Севск-Димитриев, и, конечно, поразительные ночные рейды Дроздовской дивизии в Таврии, где была полностью уничтожена 23 советская дивизия.

Для подлинного военачальника мало быть «виртуозом боя», так назвал генерала Туркула полк. Генерального штаба Б.Сергеевский, ему еще нужно обладать верой в свою победу, порывом и непоколебимой бодростью в самых безнадежных положениях. И этих качеств мало, необходимо эти веру, порыв и бодрость вселить в души ведомых им в огонь бойцов. Все это было дано ген. Туркулу с избытком.

Офицеры и стрелки, артиллеристы и конники – дроздовцы твердо верили, что где ведет в бой «сам», как называли генерала Туркула за глаза солдаты, там неудачи быть не может; еще тверже знали они, что ни один из них без выручки оставлен не будет. «Поддержка будет (… 2 слова неразборчиво, с. 33)» – так говорили в дивизии.

Под доблестной командой генерала Туркула Дроздовская дивизия стала наиболее стойкой из всех пехотных дивизий в Таврии. Ее изумительные удачи – дело генерала. И если генерала Маркова называли «шпагой» Корнилова, то «шпагой» Врангеля должно называть покойного генерала Туркула.

Крепкие нити связали  генерала Антона Васильевича Туркула с дроздовцами. Трудно себе представить как на поле брани, так и в условиях эмигрантской жизни — Туркула без дроздов и дроздов без Туркула, и вот почему по всему миру дроздовцы тяжко переживают преждевременную кончину воина Антония.

В очерке на смерть генерала Дроздовского генерал Туркул написал, что «Дроздовский живет в каждом его живом бойце», ибо «солдаты не умирают».

Да, образ Дроздовского жив в сердце дроздовцев, а рядом с ним и образ доблестнейшего воина Туркула никогда не умрет.

Борис Тряпкин

 

© ДОБРОВОЛЕЦ



Оцените статью! Нам важно ваше мнение
Глаза б мои не виделиПредвзято, тенденциозно, скучноСталина на вас нетПознавательно.Спасибо, помогли! (Вы еще не оценивали)
Loading ... Loading ...

пороги Mercedes S-Class W140, wald

Другие статьи "Добровольца":

Автор:

Leave a Reply

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.