К 35-ЛЕТИЮ ПОСЛЕДНИХ РЕШАЮЩИХ БОЕВ В СЕВЕРНОЙ ТАВРИИ. 9. — Г. ОРЛОВ « ДОБРОВОЛЕЦ
"Доброволец" » №44 Август 1956 г. » К 35-ЛЕТИЮ ПОСЛЕДНИХ РЕШАЮЩИХ БОЕВ В СЕВЕРНОЙ ТАВРИИ. 9. — Г. ОРЛОВ



К 35-ЛЕТИЮ ПОСЛЕДНИХ РЕШАЮЩИХ БОЕВ В СЕВЕРНОЙ ТАВРИИ. 9. — Г. ОРЛОВ


В связи с тем, что при развитии операции на Кубани северный участок фронта в Сев. Таврии являлся вполне самостоятельным, ген. Врангель решил объединить войска 1-го, 2-го и конного корпусов в 1-ую армию во главе с ген. Кутеповым, вместо которого командиром корпуса назначался ген. Писарев, бывший в тот момент комендантом Севастопольской крепости. На должность командующего 2-ой армией намечался ген. Абрамов, но он сам просил оставить его во главе донцов. В связи с чем командующим 2-ой армией, после окончания Кубанской операции, в начале сентября, был назначен ген. Драценко при начальнике штаба ген. Масловском. После же неудачи Заднепровской операции во главе 2-ой армии стал, с середины октября, вместо ген. Драценко генерал Абрамов.

Части 46 стр. див. вместе с двумя полками красной конницы вели повторные атаки в районе Куркулака против 1-го и 3-го Корниловских полков и захватывали было окраины селения, но неизменно выбивались из него.

18-го августа на фронте войск ген. Кутепова возобновились жестокие бои. С двух часов ночи начался бой справа от нашей Дроздовской див. у Корниловцев и слева от нас — у Марковцев. В 5 ч. 30 м. красные перешли в наступление и на нашем участке, атаковав с поддержкой бронеавтомобилей Гейдельберг, который в результате ожесточенного боя нам пришлось оставить. В момент выхода из колонии, в сплошном облаке пыли, поднявшейся от беспрерывно разрывающихся неприятельских снарядов и закрывавшей видимость на большие дистанции, красные с бронеавтомобилями отрезали небольшую группу отходившей пехоты и налетели на нашу 3-тью батарею, но были отбиты. Не успели мы перестроиться, как на правый наш фланг выскочила из лощины густая лава конницы и перешла галопом в атаку, но арт. огнем 3 и 4 батарей, вместе с выдержанными залпами пехоты, была эффектно с потерями отброшена. В этот момент красная пехота, пройдя уже занятую ею колонию, продолжала развивать наступление, вынудив нас отойти версты на три от Гейдельберга, где перестроившись мы начали готовиться к контратаке. Через час мы снова потеснили красных и подошли версты на полторы к Гейдельбергу, с каковой дистанции наши цепи поднялись в атаку, но принуждены были залечь, встреченные сильнейшим огнем с близких дистанций окапывающимися в поле красными. Из строя 2-го полка выбыло при этом до 100 человек. Тут снова, справа от мельницы, перешла на нас в атаку конная группа противника как раз в том момент когда к нам подошел наш бронеавтомобиль «Кречет», двинувшийся ей наперерез Под влиянием этого и нашего арт. огня конница изменила свое направление и принуждена была удирать вдоль фронта, причем прекрасно было видно, как целые группы лошадей скакали без всадников. Снаряды на нашей батарее, вооруженной английскими пушками, и в 4-ой, вооруженной русскими трехдюймовыми, подошли к концу, их запас в полевом арт. парке также в этот день иссяк — в последнее время их выдача была ограничена, в сравнении с прошлой нормой, а потому от дальнейших попыток выбить красных из Гейдельберга пришлось отказаться. Через час пришло даже приказание отойти по направлению к колонии Хохштадт. 1-ый полк оставил также Андребург, а на 3-ий, в районе Н. Мунталя залетела красная конница, причем его 3-ий батальон оказался отрезанным ею и окруженным, из создавшегося тяжелого положения удалось пробиться лишь незначительному числу командного состава и стрелков. К ночи 2-ой и 3-ий полки перешли вправо в Н. Нассау, а 1-ый вместе со штабом дивизии ночевал в Хохштадте. Потери в дивизии были велики: 3-ии полк по своему составу свелся по существу к батальону, во 2-ом полку кроме команд разведчиков, пулеметчиков и иных осталось всего 300 штыков и лишь в 1-м полку число штыков превосходило тысячу.

У Нижн. Куркулака, введя в бой до 1.500 штыков и около 2.500 шашек, красные обрушились на Корниловскую дивизию и прикрывавший её левый фланг Донской полк, сжав их с трех сторон, в результате чего дивизия была оттеснена к Старому Мунталю. Марковцы отошли к Бурчацку, оставив под давлением Эристовку и Карачекрак. В Каховском направлении три конных полка красных с артиллерией и бронеавтомобилями вели энергичное наступление от Любимовки, но передовыми частями 2-ой Донской казачьей и 2-ой конной дивизий были опрокинуты в конной контратаке. Одновременно с тем красные наступали и на 13 пех дивизию, но без успеха. Относительно боев на нашем участке в этот день в «Записках» ген. Врангеля сказано, что «Дроздовская дивизия была атакована с обоих флангов пехотой и конницей и засыпанная ураганным арт. огнем, неся большие потери, стала отходить на Розенталь и к вечеру под продолжающимся давлением противника сосредоточилась в районе Н. Нассау. Конница красных устремилась на Молочное.

В течение 19 августа наступление красных у Каховки продолжалось, но в то время как 34 див. отбила все атаки противника, фронт 13 див. был прорван, что и повлекло за собой её отход на Черненьку, причем ее левый фланг прикрыл 8 кав. полк, действовавший в районе Б. Маячки. На северном участке фронта все части 1-го корпуса перешли в контрнаступление. На станции Бурчацк был красными отрезан и погиб бронепоезд «Генерал Алексеев», только в этот день прибывший после ремонта на позиции. Марковцы все же остановили наступление красных и заняли снова ст. Чокрак. Начальнику Корниловской див. была подчинена Донская бригада ген. Клочкова и приказано было выбить красных из  Н. Мунталь (прим. строчка пропущена) обходом селения Донской бригадой, и было достигнуто, но вскоре к красной коннице, его защищавшей, подошли два пеших полка и интернациональный батальон, в связи с чем бой разгорелся снова и Н. Мунталь несколько раз переходил из рук в руки, пока не остался окончательно за белыми. На участке Дроздовской див. 1-ый полк повел наступление на Фридрихсфельд, а 2 и 3 на Розенталь. Верстах в двух от Хохштадта наша группа 2-го полка разбила колонну красной конницы, двигавшуюся из Розенталя на Фридрихсфельд, на две группы: одна отскочила обратно на Розенталь, а другая на Н. Мунталь, на участок против Корниловцев. В 11 ч. 30 м. Фридрихсфельд был занят 1-м полком, который после этого развил наступление на Гринталь и Андребург, а 2 и 3 полки двинулись на Розенталь, который после короткого боя и был ими занят. Выйдя за Розенталь, мы смогли открыть арт. огонь по красной коннице, защищавшей Н. Мунталь от наступавших на него Корниловцев, которые и овладели им. После этого мы повернули в сторону Андребурга и подошли к нему в тот момент, когда 1-ый полк выбивал красных из Гринталя, колонии почти слившейся строениями с Андребургом, который и был вскоре взят. Красные дрались упорно, несли большие потери, но пленных оставили в руках дивизии лишь несколько больше 100. Все же наше наступление внесло немало расстройства в ряды красных и наше положение после занятия Гейдельберга Донской бригадой было почти полностью восстановлено. Бои отличались быстрыми передвижениями и маневренностью, достаточно будет указать, что только 2-ой полк несколько раз менял направление своего наступления и растянулись до 20 часов, когда 3-ий полк, сбив противника с бугра «Шанцы», занял его. В этот день боем нашей дивизии, Дроздовской, руководил назначенный её начальником командир 1-го полка генерал-майор А.В. Туркул, на долю которого выпало заключить достойным образом ее славную боевую историю.

В Добровольческой армии на юге России, а также и в иных Белых армиях эпохи смуты и гражданской войны было немало настоящих людей, людей сильных духом, твердых и бесстрашных в бою, которые, казалось, были сильнее самой смерти. Но и при этих условиях имя ген. Туркула стало достоянием истории не только Дроздовской дивизии, но и Вооруженных Сил Юга России. Не представляется возможным перечислить все этапы его блестящего боевого пути во время борьбы против коммунизма за национальное бытие нашей родины. Это должность старшего офицера в походе из Румынии на Дон, ротный командир во 2-ом Кубанском походе, бои в создавшей ему более широкую известность должности командира 1-го батальона Дроздовского полка в Донецком бассейне, при наступлении на Харьков, Богодухов, Ворожбу, Севск, Дмитриев, Дмитровск движение во главе особого отряда по красным тылам севернее тракта Дмитровск-Кромы в Орловской губ. в октябре 1919 г. в период перелома на фронте Вооруженных сил Юга России, тяжелые бои в треугольнике Дмитриев-Севск-Комаричи, в результате которых он становится командиром 1-го Дроздовского полка, военные операции у Льгова при отходе и в Донецком бассейне, затяжные и жестокие бои по линии реки Дон, Азов, отход по Кубани, Харлы и, наконец, Крым, где ген. Туркул, командуя дивизией с 19-го августа 1920 года, вписывает в её историю ряд блестящих страниц. Упоминания о Дроздовцах не сходили со столбцов официальных сводок, победных реляций и газет, в которых наряду с разбором военных операций нередко приводилось и имя ген.Туркула, ему посвящались и отдельные статьи. Газет этих теперь не достать, если они не были в свое время переданы в иностранные большие архивы, число белых воинов, видевших генерала в бою, с каждым годом все больше уменьшается, а потому я и считаю своим долгом сказать в этой статье хотя бы несколько слов о последнем начальнике нашей Дроздовской дивизии.

Полковник А. К.Фридман, старый кадровый офицер участник Китайской кампании 1900 г., войны Русско-Японской и 1-ой Мировой, а также похода Дроздовцев из Румынии на Дон и всей гражданской войны на Юге России высоко ставил военные дарования ген. Туркула и его способность быстро ориентироваться в условиях неожиданно сложно складывавшейся обстановки, или общего замешательства, и приводил случаи, когда 1-ый полк во время тяжелого отхода в 1919 г. подвергался внезапной ночной атаке, стрельба подымалась с разных сторон и уже внутри села, в котором остановился на ночлег полк, что сразу не легко было установить откуда последует главный удар и где происходит демонстрация, но появлявшийся на улице среди собирающихся в хаосе боя Дроздовских стрелков полковник в то время Туркул лично водил их в атаку как раз в том направлении, которое, как позже выяснялось, оказывалось наиболее угрожаемым, опрокидывал и отбрасывал противника. Выше приводилось описание боев в г. Орехове 28 июля с красными курсантами и у колонии Гейдельберг, 18 августа, в которых ген. Туркул сыграл лично исключительную роль. Командир 1-го Дроздовского арт. дивизиона полковник В. А. Протасович, обладавший большим мужеством в бою, говорил, в присутствии пишущего эти строки, что в тот момент, когда под Гейдельбергом красные с белыми околышами и в погонах неожиданно открыли по колонне с близкой дистанции частый огонь, от которого разбежались подводчики из местных жителей и пушки оказались затертыми среди повозок, отвести которые с направления огня из-за отсутствия возниц не представлялось сразу же возможным, то он испытал немалое беспокойство за судьбу орудий. Но уже в этот момент ген. Туркул лично повел в атаку команду пеших разведчиков и этим буквально спас положение. Но не только исключительная храбрость, никем не оспариваемая, не только удачи в бою и счастье, заключавшееся в том, что участвуя в боях, зачастую в передовой линии огня в столь многих случаях, остался жив, но и несомненно военные дарования отличали ген. Туркула. Скончавшийся в августе 1955 года доблестный командир 3-ей Дроздовской батареи полковник А. Г. Ягубов, состоявший позже помощником проф. ген. Головина на Высших военно-научных курсах в Париже и читавший там лекции по тактике артиллерии и общей тактике, отмечал при моих встречах с ним и воспоминаниях о прошлых боях несомненное наличие у ген. Туркула в военном отношении «искры Божией», как он выражался.

В Галлиполи я состоял членом Исторической комиссии Дроздовской арт. бригады. Мы восстанавливали под председательством полковника Булатова военную историю бригады, собирались по временам с офицерами из штаба дивизии и полков, а также с пехотными командирами, перечитывали написанное, проверяли и дополняли его, а также разбирали операции Дроздовских частей. При выполнении моей задачи я обращался за справками, разъяснениями и помощью к нашим боевым офицерам ген.штаба, состоявшим в рядах дивизии. Они при этом всегда подчеркивали насколько хорошо ген. Туркул разбирался в общей военной обстановке, в положении на участке дивизии и её соседей, как он сам набрасывал и намечал план предстоящих операций. А они приносили дивизии постоянные успехи, сначала в августе и первой половине сентября на фронте южнее Александровска, а особенно затем севернее его в районе Славгорода, когда дивизия, сосредоточенная в с. Ново-Гуполовка, в течение целого месяца различными маневрами с заходом в тыл красных, охватами их флангов и ночными операциями и боями громила находящиеся против нас советские войска, зачастую «слизывая» их, как мы тогда выражались, с нашего участка фронта, причем почти каждая такая операция заканчивалась захватом нескольких тысяч пленных, при минимальных потерях с нашей стороны. И в самых последних боях на территории Сев. Таврии, прорвавшаяся в наш тыл 1-ая Конная армия Буденного, разбилась о стойкость Дроздовцев.

Конечно, и при таких условиях и в то время находились военные, которые либо из чувства соревнования в воинских частях, либо из личной зависти, причем ею отличались и не находившиеся на фронте, старались успехи генерала Туркула свести к его личной храбрости, удачам и счастью. Таков уж наш свет и таковы люди. Подобного отношения не удалось в свое время избежать даже и Суворову, который в этих случаях отвечал: «Сегодня счастье, завтра счастье, помилуйте, нужно же когда-нибудь и уменье».

Свою книгу «Дроздовцы в огне» ген. Туркул посвятил русской молодежи, — это как он сам говорит, «не воспоминания и не история — это живая книга о живых, боевая правда о том, какими были в огне, какими должны быть и неминуемо будут белые русские солдаты; она является потому отражением происходившего».

Действительность все же была еще более суровой, более жестокой и беспощадной и на фоне её многое и действовавшие тогда лица проектировались ярче, чем этого можно достичь даже талантливым описанием.

О себе самом ген. Туркул говорит в книге не так много, а между тем его военные дарования, его боевые успехи и совершенно исключительная храбрость и мужество в бою ставят его в первые ряды белых боевых командиров, отмечая его фигуру с особой ясностью.

***

Пользуясь выделением части белых сил для десантной операции на Кубань, командование юго-западного советского фронта приказало возобновить с 30 августа наступление в Сев. Таврии, давши задачу своим войскам отрезать белых от Крыма и полностью их уничтожить. Таким образом замысел и план операции снова сводился к тому, чтобы полностью окружить нашу армию в Сев. Таврии и уничтожить её. В связи с этим войскам левого крыла Юго-западного фронта ставились задачи: 2-ой Конной армии, усиленной 3-ей стр. дивизией, наступать от Александровска на Мелитополь, причем совершить глубокий рейд на тылы и сообщения белых и тем оказать поддержку наступлению правобережной группы; эта последняя должна была наносить главный удар и выйти силами 52 и 51 дивизиями с отдельной кав. бригадой в район Мелитополя, где по соединении со 2-ой Конной армией окружить главные силы белых и там же их уничтожить; Латышская и 15 стр. дивизии вместе с Херсонской группой /три батальона ВОХР и ряд иных подразделений/ должны были наступать на Перекоп с задачей перерезать пути отхода в Крым; 40 и 42 стр. див. должны были наступать в общем направлении тоже на Мелитополь, в то время как 46 стр. дивизия должна была овладеть Большим Токмаком.

Таким образом, по сравнению с прежней директивой фронта от 6 августа, в план были внесены некоторые изменения: направление гл.удара на этот раз переносилось с Калги на Мелитополь, т.е. смещалось на северо-восток, затем усиливалась группа, наносившая удар на Перекоп тем, что в нее включалась Латышская стр. дивизия.

Командование 13-ой сов.армией в связи с полученной от Юго-Западного фронта директивой приказало 20 августа своим войскам наступать: Херсонской группе в общем направлении на Черную Долину, Перекоп; Латышской див. в направлении на Черную Долину, Чаплинку; 51 стр. див. с отдельной кав. бригадой на Мелитополь, имея на левом фланге, уступом 52 стр. див.; группе начальника 3 стр. див. /3 и стр. див./ наступать 3-ей див. на Орлянск, Михайловну, выделив заслон к Стелька, а 1-ой див. в общем направлении на Фридрихсфельд; 46 и 42 дивизиям вместе с бригадой сибирских добровольцев приказывалось овладеть Большим Токмаком, а 40 дивизии — районом Вальдгейм, Шпарау и продвигаться дальше в западном направлении; 2-ая Конная армия должна была выделить в распоряжение начальника группы 3-ей див. одну кав. див. и сосредоточиться в районе г. Орехова в резерве командующего 13 армией.

В связи с этим последним распоряжением 2-ая Конная армия по существу в течение первых дней наступления красных до 23 августа почти бездействовала.

20 августа на фронте 1-го корпуса ген. Писарева день прошел относительно спокойно. Попытки наступления красных против конного корпуса в районе Константиновка-Антоновка-Дмитриевка были отбиты. На участке Марковцев, на линии сев. окраины Михайловки-Могила Рыжая, сев. Пришиба, усиленный огонь развивали красные бронепоезда. Прибывший из Польши вместе с частями ген. Бредова 2-ой Дроздовский конный полк в составе до 600 штыков /без лошадей/ был передан временно на усиление Марковской дивизии. В 3 ч. 30 м. Дроздовская див. начала отходить без боя в район Фридрихсфельда, что было обусловлено отходом, как это было описано, Марковцев в предшествовавший день. Около 12 часов дня в Андребург, оставленный нашей дивизией, вошли разъезды красных, а к вечеру в тот район пододвинулись и пешие части противника.

21 августа красные перешли в решительное наступление почти по всему фронту нашего корпуса. Напряженные бои развивались по линии севернее Большого Токмака-Ст. Мунталя-Розенталя-Орлянска. Исправив взорванные нашими частями мосты, при отходе 3-го августа, красные при поддержке 5 бронепоездов и многочисленной артиллерии перешли против Марковцев в наступление со стороны с. Бурчатск и сбили с позиции у Ореховской высоты цепи 2-го Марковской го полка, после чего распространяясь далее, начали охватывать фланги и 3 полков той же дивизии. Одно время положение складывалось весьма серьезно, но контратакой обоих этих полков в присутствии начальника дивизии ген. Третьякова и при поддержке 4 танков и сосредоточенного огня артиллерии оно было восстановлено. Красные принуждены были оставить Ореховскую высоту и в беспорядке отойти, но и Марковцы понесли тяжелые потери, причем командир 3-го полка подполковник Урфалов, атаковавший противника в конном строю во главе конных разведчиков, пал в бою, а два танка были подбиты и сгорели. Арт. огонь продолжался с неослабевающей интенсивностью на позиции 3-го полка и перешедшие в 19 час. снова в наступление красные были с большими для них потерями отброшены.

Правее Марковцев, на участке нашей Дроздовской див., попытки красных перейти в наступление были отражены. Весь день прошел в весьма ожесточенном со стороны красных арт. огне по сев. окраине колонии Фридрихсфельда, повлекшем, за собой жертвы среди мирного населения. Ночью красные атаковали Фридрихсфельд, но оставив 4 пулемета, и пленных и на поле боя раненых, были отбиты.

Правее нас красные основательно нажимали на 6-ую див. западнее Б. Токмака и на Корниловцев у Ст. Мунталя, но ни на одном из этих участков продвинуться не смогли. На фронт 1-го корпуса подошла вновь сформированная 2-ая Донская дивизия и сосредоточилась в районе Гохштадт-Нов. Нассау.

Одновременно с этим противник продолжал распространяться на левом берегу Днепра, причем там им были заняты Завадовка, Горностаевка, Кайры Западные, г. Алешки. Продвигаясь в направлении Рубановки, красные овладели кроме того районом Константиновка-Дмитриевка: части конного корпуса ген. Барбовича отошли на Успенскую.

В связи с создавшимся положением ген. Врангель отдал ген. Кутепову приказ: оставив часть сил для прикрытия Бердянского и Верхнетокмакского направлений, сосредоточить сильную ударную группу между Б. Токмаком и ж.-дорогой на Александровск и нанести удар по Васильевской группе красных, стремясь прижать ее к плавням. На Каховском направлении, не ввязываясь в упорные бои, прикрывать Перекопское и Сальковское направления. По завершении операции против Васильевской группы красных, перебросить часть сил на Каховское направление и отбросить противника за Днепр.

22 августа положение на сев.фронте продолжало осложняться. Красные возобновили атаки на Б. Токмак, но овладеть им не смогли. На участке Марковцев их бронепоезда засыпали арт. огнем расположение дивизии, которая сохраняла за собой прежнюю линию фронта. Дроздовцы удерживали за собой район Фридрихсфельда, который немало пострадал от арт. огня; среди личного состава и лошадей арт. бригада понесла за этот  день чувствительные потери. Части конного корпуса вели бои с большими силами красных в районе Успенской. 2-ой корпус принужден был под натиском противника отойти на линию Черная Долина-Большие Копани. На участке Донского корпуса красные переходили за эти дни 2 раза в наступление, но были отброшены, причем захвачен был в плен целиком 353-ий сов полк в первую попытку красных сбить там оборонявшихся, а во второй раз донцами было взято в плен снова более 1.000 пленных. К вечеру описываемого дня красные выдвинулись на линию Б. Маячка-Черная Долина-Натальино-Вознесенка-Рубановка, занявши все эти пункты. 1-ый корпус удерживал линию Орлянск-Михайловка-ст. Пришиб-Фридрихсфельд-Б. Токмак, сохраняя за собой все эти пункты, в то время как Васильевка и Бурчатск оставались с вечера 20 за красными.

23 августа части конного корпуса продолжали вести бои, причем кав. дивизия отбросила красных в район Вознесенки и сосредоточилась после этого в Торгаевке, а 2 кав. див. /спешенная/ и была оттянута в Агайман в связи с тем, что она была обойденной с юго-запада. 34 див. вела бои в районе Натальино-хутор Балтазаровский, а 13 див. сосредоточилась в районе Марьяновка-Белоцерковка. В этот день в связи с тем, что группа белой конницы /Коротков определяет ее численность в 1.700 шашек/ заняла Андребург и Сладкую Балку и создала таким образом угрозу центру левобережной группы красных и правому флангу 3 и 1 дивизий, составляющих группу, приказом по 13 сов.армии была поставлена 2-ой Конной армии задача «разгромить кавалерию противника». Таким образом эта армия отклонялась от заданий, предусмотренных директивой Юго-Западного сов.фронта. На участке Марковцев противник, перейдя в наступление, потеснил было белые цепи и занял на короткое время Ореховскую высоту, но контратакой был выбит оттуда и отброшен дальше его исходного положения. Ряд бронепоездов красных стоял почти в затылок один другому в районе ст.Бурчатск и усиливал еще более интенсивный огонь наземных батарей, причем за день получили повреждения белые бронепоезда: «Дмитрий Донской», «Солдат» и «Георгий Победоносец», один из них должен был быть оттянут назад вспомогательным поездом. Отмечены были также попадания и в три красных бронепоезда Марковской арт. бригадой. На левом фланге Марковцев красная конница заняла Орлянск и стала продвигаться вдоль Днепра, имея целью соединиться с северным флангом Каховской группы противника. Против Дроздовцев красные перешли было в наступление, причем их цепи поражали своей численностью — они занимали собой всю линию горизонта от ж.-дороги до Розенталя, но все же были остановлены. Интенсивный огонь продолжался весь день и не прекращался даже ночью. В 5-той Дроздовской батарее был убит ее командир — подполковник Мусин-Пушкин. Как Дроздовцы, так и правее Корниловцы удержали полностью защищаемую ими линию фронта.

/продолжение следует/

Г. ОРЛОВ

© ДОБРОВОЛЕЦ



Оцените статью! Нам важно ваше мнение
Глаза б мои не виделиПредвзято, тенденциозно, скучноСталина на вас нетПознавательно.Спасибо, помогли! (Вы еще не оценивали)
Loading ... Loading ...

Стеклопластиковый рукав для санации цена на сайте pipe-rehab.com.

Другие статьи "Добровольца":

Автор:

Leave a Reply

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.